Так начиналась педагогическая династия О Якове Власовиче Цепелеве я услышала впервые от Тамары Константиновны Ткачишиной, одной из старейших жительниц Кальи

Так начиналась педагогическая династия О Якове Власовиче Цепелеве я услышала впервые от Тамары Константиновны Ткачишиной, одной из старейших жительниц Кальи

19.02.2021 0 Автор Admin

Вот что она рассказала: «В 1947 году мне было 13 лет, но тогда в посёлке Калья семилетней школы не было.

Поэтому оканчивала я 7 классов в школе №1 Североуральска. Мы с Шурой Лопарёвой и Фаей Галимуллиной ездили в город на рабочем поезде, потому что автобусов тогда не было. Вагоны топили углём, натопят железную печку, дыму полно. Вылезем из вагона – все в саже, в носу черно, и бегом на занятия. Кушать брали с собой, чаще картошку и кусочек хлеба. Тогда ещё была карточная система, с продуктами было тяжело. В школе не было ни буфета, ни столовой, да и школьной формы не было. После уроков спешили обратно на поезд. Он ведь рабочих возил. Так и назывался трудовой поезд. Нас учителя старались с шестого урока во вторую смену отпускать, чтобы мы на поезд успели. А когда не отпускали, то шли пешком, если светло. Была договорённость, чтобы нас родители не теряли, если мы ночевать все не приедем, значит, нас не отпустили, и мы ночевать в школе остались.

Хорошо запомнила я Якова Власовича Цепелева, он был директором школы №1 и ещё преподавал. Такой добрый был человек и обходительный. Мы раз опоздали на поезд и остались ночевать в школе. Нас четверо осталось: три девочки из Кальи, одна из Третьего Северного. Яков Власович увидел свет в классе, зашёл, затопил печку, принёс и сварил нам картошку. Сказал: «Ладно, девчата, поешьте хоть это». Мы были поражены его добротой и заботой. Ведь все знали, что у него четверо детей было. Им самим картошка была нужна, а он с нами поделился».

Позднее я безошибочно узнавала Якова Власовича на фотографиях других старожилов Кальи. Этого учителя и директора вспоминали они только добрыми словами.

Недавно мне повезло встретиться с дочерью Якова Власовича, Галиной Яковлевой Ларионовой, которая согласилась поделиться своими воспоминаниями.

«Мои родители родом из Свердловской области. Папа, Яков Власович Цепелев, родился в 1907 году, мама Павла Васильевна, в 1913-м. Папа окончил семилетку, курсы учителей и преподавал в местных школах. В 1938 году окончил педагогическое училище. А у мамы отец был раскулачен. Жили они бедно, у них с сестрой были одни валенки на двоих. Поэтому выучиться маме в своё время не пришлось, и образование у неё было «полторы зимы», как она сама говорила. Но всё равно мама основы грамоты знала, и когда подросла, даже помогала учиться другим деревенским. Мама освоила много профессий: в детском саду, пекарем, продавала хлеб в магазине. А в 1933 году мои родители поженились, маме снова было не до учёбы, потому что детей рожала и воспитывала.

В годы войны

К началу Великой Отечественной войны в семье росли сын Валерий, дочь Клара и новорожденный Геннадий. В июле 1941 года папа вместе со своими учениками ушёл на фронт. Во время войны служил командиром пулемётного отделения в составе 17-ого гвардейского стрелкового полка. Награждён медалями «За доблестный труд», «За победу над Германией».

У нас в семье хранится «Книга памяти» Североуральского района, в которую внесены и данные о папе. Сам же он при жизни наложил в семье табу, то есть запрет, на разговоры о войне. Но мы знаем, что за скупыми строчками «уволен в запас по ранению» скрываются три боевых ранения: осколки в пятке и в правом бедре, и пуля под сердцем. Когда в госпитале извлекали застрявшую под сердцем пулю, не надеялись, что раненый Цепелев выживет, поэтому вызвали маму на похороны.

Папа выжил, был комиссован после ранения и направлен преподавать в Карпинский район, а после назначен директором Бокситской школы №19. Тогда посёлок Бокситы к Карпинскому району относился. А как только в ноябре 1944 года Североуральск получил статус районного центра, папу назначили директором школы №1, для которой тогда в городе достраивалось новое большое здание. Когда осенью 1944 года в школе шли занятия, ученики помогали достраивать спортивный зал.

Папа вызвал жену с детьми, которые приехали в декабре 1944 года. В июне 1945 года, уже в Североуральске, родилась и я, четвёртый ребёнок.

Школа – дом

Наша семья поселилась в здании школы, в двухкомнатной квартире. При школе жили техничка тётя Лида и завхоз Павел Андреевич. Печное отопление было во всём здании, имелся большой сарай – дровяник. Около дровяника лежала широкая доска, мы под неё клали чурку и как на качелях прыгали. В крытом сарае были большие висячие качели для детей.

За стенкой нашей квартиры находилась учительская. Я банку подставляла и слушала, как обсуждали «кому снизить поведение». В школе не было столовой, но работал буфет. Я могла позволить себе купить в 1952 году за 10 копеек два пончика со сгущёнкой и стакан чая.

В семье зарплату получал только папа. Мама домашним хозяйством занималась. Корову, кур, поросят, телёнка держали в сараях во дворе школы. Покос у нас был за Лысой горой по дороге на скалы «Три брата». Помимо скота, ещё овощи на огороде выращивали.

Позднее мама устроилась в гостиницу старшей кастеляншей, где три года проработала. Гостиница была тогда в нынешнем доме №13 на улице Ватутина. Я туда часто приходила.

Папа был трудоголиком. Мы просыпались – он на работе, ложились спать – он ещё на работе. Очень много читал и занимался, потому что боялся отстать и детям дать неправильный материал. В 1952 году заочно окончил Свердловский педагогический институт. Папа ещё и географию преподавал. Из-за фронтовых ранений не мог ходить с учениками в дальние походы, но в окрестности Североуральска, на Кумбу, Денежкин Камень водил. Все помнят, что Яков Власович был выдержанным, никогда не ругался. А если он строго говорил ученику: «Ишь, понимаешь!», знали, что Яков Власович сильно рассердился.

12 лет мы прожили при школе, уже пятеро детей в семье было, и все учились в первой школе. Мама была удостоена «Медали материнства II степени». В 1957 году нам дали отдельную квартиру №5 в двухэтажном доме на углу улиц Маяковского и Молодёжной, тогда это был дом №25, а улица носила имя Жданова. Когда мы переехали, во дворе дома были ясли №21, а сейчас там ГОРОНО.

Из нашей квартиры при школе сделали столовую, а до этого питались только в буфете. Папа после перешёл директором в вечернюю школу рабочей молодежи №1, которая была неподалёку от старого клуба СУБРа.

73 года прожил папа. Похоронен на городском кладбище. Провожать его в последний путь пришло полгорода. Он при жизни заслужил такое уважение учеников, что некоторые даже после его смерти приходят на могилку «спросить совета» в трудные моменты. Не каждого педагога так помнят. Он удостоен звания «Отличник народного просвещения», награждён медалью «За трудовое отличие». За заслуги в развитии образования папа внесён в «Книгу вечной памяти города Североуральска».

Профессия, определившая судьбу

Я сама вспоминаю время учёбы в школе №1 с особым тёплым чувством. Для меня школа была не только местом учёбы, а практически домом. В 2014 году школе исполнилось 80 лет, на праздничном вечере я танцевала «Гопак» в национальном украинском наряде. Танцами я с детства занималась в кружке. Мы называли себя «великими артистами четырежды горелого клуба СУБРа». Потому что в клубе не один раз пожары начинались, вроде от кинобудки. Один случай помню, когда в городе открывали Дворец культуры «Современник», мы танцевали на концерте, и на нас падал экран противопожарный. Передо мной пара танцевала, в которой девочка не успела переобуться, и у неё один сапог красного цвета, а другой – черного. А с ней парень «смехотунчик», он увидел и как закатился со смеху. Мы выходим на последнее «па», девочка сначала одну ножку выкидывает, потом вторую, парни все засмеялись. И в это время противопожарный экран над нами повис. Мы все полегли, уже думали, что сейчас нас раздавит. Но мужчины успели его вовремя притормозить и поднять. Мы кое-как встали, потом уже и проревелись, у нас истерика была от страха.

Классным руководителем в начальной школе у меня была Руфина Яковлевна Санникова. В старших классах меня учила Анастасия Николаевна Попова, которая сама в 1945 году была одной из первых выпускниц школы №1. Анастасия Николаевна стала завучем, а после и директором школы. Наша школа всегда была самой престижной, потому что учителя были замечательные. Игорь Дмитриевч Коновалов был физруком. Он к каждой демонстрации, 1 мая и 7 ноября, делал красивое оформление школьной колонны. Было тогда ещё в составе СССР 16 республик (вместе с Карело-Финской ССР), и ученики несли их флаги. Физкультурные упражнения на ходу в колонне делали. Было очень красиво. Когда полетел Гагарин в космос, в колонне нашей школы несли большой земной шар, вокруг которого крутилась ракета. А Люда Горкуша гимнастку изображала.

Особенно я запомнила, что в 1963 году, когда наш 11 класс выпускным был, мы на демонстрации 1 мая изображали разные профессии. И специально для нашего выпуска Ксения Хрисанфовна Прокопенко сочинила песню. Я и сейчас ею пропою на память:

«Вперёд, одиннадцатиклассники!

Вперёд, выпусники-трудовики!

Мы слесари, мы плотники,

монтажники,

Мы партии родной ученики!

Зовёт нас Родина любимая

На стройки, шахты, на завод.

Зовёт в поля необозримые

И в дали космоса зовёт!

Мы в жизнь пойдём совсем

нелёгкими путями

И будем там, где мы нужней.

И верность родине докажем мы

делами,

Достойными великих наших дней».

Позднее К.Прокопенко была заведующей ГОРОНО в Североуральске, затем переехала жить в другой город. Музыку к этой песне сочинил учитель математики нашей школы Анатолий Иванович Волков. Так вот, на этой демонстрации меня несли на щитах, и я изображала повара. Передо мной стояла плита, на ней кастрюли, а в них сидели живые голуби. Доходили от первой школы до площади, где теперь остановка «8-ая столовая». Там стояла трибуна. Около трибуны я крышки поднимала, и голуби вылетали. Очень красиво было. Другая девочка из нашего класса изображала швею. Все организации ходили обязательно на демонстрации и старались как можно ярче украсить свои колонны.

Наша школа занимала первые места в спорте и в самодеятельности. Начиная с 7 класса, всех записывали в хор, который был в нашей школе самым лучшим. Галя Короткова из «В» класса нашего выпуска, была солисткой. А.Волков руководил хором. Он мог на баяне такое сыграть, чего не каждый на скрипке мог исполнить. На пианино играла Вера Вячеславовна, учительница пения.

Во дворе школы на новогодние праздники делали снежные фигурки Деда Мороза, Снегурочки и лесных зверей. Придумывала и руководила этой работой учительница рисования Ева Семёновна. Ребятам нравилось лепить и раскрашивать фигурки. У меня даже сохранилось фото, где мы стоим около большой снежной фигурки Деда Мороза.

Учителей я всегда уважала. Профессия педагога мне нравилась с самого детства. Окончив 11 классов, я получила в Ишиме высшее педагогическое образование и вернулась в Североуральск преподавать математику, физику и астрономию. Трудилась в поселковых школах Третьего Северного, Сосьвы, Баяновки, Черёмухово. А в школе №7 и пионервожатой была. На пенсию ушла с педагогической работы. Вот так я продолжила династию педагогов. Мой папа – педагог. мамина младшая сестра, Клавдия Васильевна Чупракова, была учительницей начальных классов, моя старшая сестра Клара и дядя Геннадий Яковлевич работали в институтах. А теперь и моя дочь Арина Бажина продолжает нашу династию, преподаёт в Североуральской детской школе искусств».

Светлана АДЕЕВА, краевед.