От Миасса до Североуральска

От Миасса до Североуральска

13.02.2020 0 Автор Admin

Их остается все меньше – свидетелей грозовых лет России, воевавших на фронтах и ковавших Победу в тылу. Оттого на вес золота ценны сегодня воспоминания тех, кто видел войну и послевоенную разруху своими глазами.

До войны почётный ветеран СУБРа, труженица тыла Руфина Константиновна Ковалёва жила в небольшом красивом городке Миассе в Челябинской области. Отец трудился мастером на местном инструментальном заводе, который производил напильники. Мать вела хозяйство. Семья жила в старинном доме на берегу озера. Окончив восьмилетку, Руфина Ковалёва поступила учиться в горный техникум на геолога.

Когда грянула Великая Отечественная, работу завода перевели на особый военный режим, а отцу как ценному специалисту дали бронь. Занятия в горном техникуме часто отменяли, а студентов отправляли помогать колхозникам. В поле работали от зари до зари, с мая по октябрь.

– Нас посылали на прополку овощей, а когда всё поспевало, мы выкапывали картофель, снимали капусту, – вспоминает ветеран.

От голода спасало небольшое подсобное хозяйство. Иногда на столе появлялась рыба, которую хозяйственная Руфина ловила в озере Тургояк.

– Сама ловила, – улыбается бывшая субровчанка. – Люблю с удочкой над рекою постоять. А ещё работали в огороде: у нас было три грядки земли, где мы сажали лук, морковь, помидоры, огурцы.

В 1944-м семья осиротела: прямо на рабочем месте умер отец. А в мае 45-го, когда молоденькая Руфина готовилась к защите диплома, пришло долгожданное известие о Победе.

– Всё время гремела музыка, молодёжь выступала на площадках, – глаза ветерана светлеют. – Рядом с нашим домом был стадион. Всех горожан позвали на него, и мы пошли. Вначале объявили о том, что война кончилась, а потом пели и танцевали до зари.

В августе 45-го Руфину Ковалёву как молодого специалиста направили на СУБР. На Втором Северном руднике ей предложили должность старшего геолога.

– Прибывшие специалисты жили в общежитиях по 3-4 человека в комнате. На каждом руднике была своя столовая, где неплохо готовили, до сих пор помню вкус этой еды! Тогда в работе были шахты №3, №4, Южная и Центральная. В мои обязанности входило ведение геологических работ. В перерывах между скоростными проходками я рисовала забои – в каких условиях трудятся горняки, есть ли руда, присутствуют ли известняки, насколько забой обводнён, – перечисляет Руфина Константиновна.

СУБР в то время испытывал дефицит рабочих рук. Строились наклонные шахты Второго и Третьего Северных рудников. Началась разработка Кальинского месторождения. Работников вербовали по всей стране. Наравне с вольнонаёмными на строительстве шахт трудились заключённые.

– На Втором Северном руднике был организован исправительно-трудовой лагерь, заключённых водили на работу под конвоем. Собаки кругом, так страшно! Они работали на шахтах и строительстве шихтовального склада, где по сортам раскладывался боксит, – говорит ветеран.

Руфина Константиновна Ковалёва 30 лет проработала геологом на шахтах СУБРа. На её глазах строился и развивался бокситовый рудник. На смену лошадкам, трудившимся под землёй на откатке руды, пришла техника. Остались в прошлом наклонные стволы, их сменили сверхглубокие вертикальные шахты. Субровчанка ушла на заслуженный отдых в 1971 году, но до середины 80-ых продолжала нести общественную вахту в совете ветеранов СУБРа. В этом году ветеран труда, труженица тыла Руфина Константиновна Ковалёва отметит 96-й день рождения.

Л.ИЛЬИНА. Фото В.ДЕЯ.