Как «Правда Севера» стала «Нашим словом» В титульных данных городской газеты «Наше слово» в настоящее время значится, что до 1991 года она носила название «Правда Севера»

Как «Правда Севера» стала «Нашим словом» В титульных данных городской газеты «Наше слово» в настоящее время значится, что до 1991 года она носила название «Правда Севера»

24.04.2020 Выкл. Автор Admin

Само переименование произошло еще в 1990 году, но об этом сейчас мало кто помнит. Вкратце напомним нашим читателям о тех временах.

Надо сказать, что начало 90-х годов в России было бурным и богатым на события. Так, в марте прошли выборы во многие органы власти, в том числе в Североуральский Совет народных депутатов. Также в марте очередной Съезд народных депутатов СССР отменил 6 статью Конституции, в которой прописывалась руководящая и направляющая роль КПСС.

В стране остро ощущалась нехватка продуктов и других социально значимых товаров. Часть из них продавалась только по талонам. В редакции больше других курил Р.Пепеляев, а в месяц выдавали, кажется, только четыре пачки. Правда, талоны на табак полагались на всех членов семьи, в том числе на дочек-внучек и т.д. Но все равно сигарет ему остро не хватало, поэтому мы часто обменивались с ним талонами.

На тот момент «Правда Севера» имела двух учредителей и под логотипом значилось, что это «Орган Североуральского городского комитета КПСС и городского Совета народных депутатов». Слово «орган» само по себе какое-то неблагозвучное и скорее медицинское, нежели общественно-политическое. Тем не менее, в ту пору все газеты были «органами». Наверное, подразумевалось, что и сами издания должны представлять собою какой-то рупор, через который учредители обращаются к населению.

Однако прямой и жесткой связи между пожеланиями учредителей и газетными публикациями не существовало. Сейчас, спустя 30 лет, создается впечатление, что учредители, в первую очередь горком КПСС, существовали сами по себе, в какой-то иной, отличной от газеты, общественно-экономической формации. Из-за этих нестыковок редактору газеты Ю.Сысуеву часто попадало.

Так, в частности, 18 февраля 1990 года было опубликовано сообщение о работе внеочередного пленума ГК КПСС. В нем говорилось, что часть коммунистов обратилась в горком с требованием проверить неправомерность публикации в газете «Правда Севера» информации прокуратуры о приписках на СУБРе. Мол, дело еще не закончено, и писать что-либо на эту тему рано. Большинством голосов пленум решил, что полную информацию по этому делу давать нецелесообразно.

Но это только видимая часть взаимоотношений горкома КПСС и редакции. В основном все происходило без свидетелей. С одной стороны, Ю.Сысуев прекрасно разбирался в партийной «подковерной» работе, так как до этого был заместителем секретаря парткома Серовского механического завода, с другой стороны выполнять все требования бюро горкома означало прекратить доступ информации читателям обо всех происходящих в городе событиях. Ведь других средств массовой информации (за исключением газеты «За бокситы) в городе тогда не было, я уже не говорю про появившийся только в ХХI веке интернет.

Поэтому репортажи с митингов, сообщения о голодовках и протестах рабочих продолжались. Без всякого преувеличения можно сказать, что «Правда Севера» в ту пору являлась поистине народной газетой и имела заслуженный тираж в 17 тысяч экземпляров.

Но не все этим были довольны и постепенно к нам начали подбираться. В частности, горком партии стал собирать отклики о деятельности газеты, мы, узнав об этом, начали собирать свои. Появилась рубрика «Ваше мнение», где печатались эти сообщения под заголовками «Газете доверяю» и «Газете не доверяю». Например, в подборке «Доверяю» были такие отзывы: «Газета стала интересней. Больше стали печатать критических писем рабочих, стало больше суждений и мнений различных категорий читателей». В подборке «Не доверяю» – «За газету стыдно. Ни одной проблемы. Есть только цинизм, дезинформация и сомнительные высказывания. Не доверяю Кулешову, потому что он член «Народной трибуны», не доверяю Хромых – не доводит дело до конца, Сысуеву – не наш человек».

Пиком напряженных отношений между горкомом и газетой стал очередной пленум ГК КПСС, состоявшийся в конце мая 1990 года. Основной вопрос был один – работа редакции газеты «Правда Севера». Юрий Николаевич выступил на пленуме с большим отчетом, в котором подробно рассказал о проделанной в последние два года работе. Конечно, это была лишь сухая констатация фактов, которая не в полной мере передавала остроту опубликованных статей и репортажей.

После доклада начались выступления членов горкома партии, которых в ту пору насчитывалось что-то около 50 человек. Все творческие сотрудники редакции на пленуме присутствовали, так что я тоже лично наблюдал и ощущал атмосферу того собрания. Большинство выступающих критиковало как самого редактора, так и коллектив редакции в целом – «материалы не отвечают современным требованиям», «газета не вникает в жизнь трудовых коллективов», «часто подаются непроверенные факты», «Ю.Сысуев проживает один в двухкомнатной квартире и не перевозит семью из Серова» и т.д. и т.п. Некоторые пытались говорить, что, мол, все сейчас переживают непростые времена и газета тоже в таком же положении. Другие сожалели по поводу того, что не пригласили депутатскую комиссию по гласности (была тогда такая). В итоге пленум признал работу редактора недостаточной и за слабое руководство газетой по созданию здорового общественного мнения вынес ему выговор.

Кстати говоря, все материалы пленума были отредактированы и подготовлены к печати идеологическим отделом ГК КПСС. Цензоры тогда особенно не стеснялись.

Словом, выпороли редакцию по полной. А через несколько дней, а именно 4 июня 1990 года, состоялась первая сессия вновь избранного Совета народных депутатов. Вообще-то это была чисто техническая сессия, так как надо было избрать руководящие органы. Еще ранее были утверждены председатель городского Совета С.Бирюков и председатель горисполкома С.Глазырин. В этот раз надо было выбрать руководителей комитета народного контроля, горфинотдела, начальников управлений и членов горисполкома.

Но нашлось время и для нас. Рабочая комиссия, которая занималась этим вопросом и в период работы недавно состоявшегося пленума ГК КПСС, предложила два варианта нового статуса – газета Совета или орган Совета и городской парторганизации. По этому поводу было проведено поименное голосование и большинством голосов («За» 25 депутатов) газета стала органом городского Совета народных депутатов. Еще 19 депутатов предлагали отложить решение этого вопроса до выхода Закона «О печати». 6 июня 1990 года «Правда Севера» вышла уже с новыми титульными данными, то есть «Орган городского Совета народных депутатов». Про партию там уже не упоминалось.

С позиции нынешних реалий трудно, конечно, представить, что один учредитель сказал другому учредителю типа того, что я тут теперь главный, а ты никто и вообще больше в начальниках не значишься. Но это только внешне выглядело все так просто.

Недавно в руки мне попала историческая справка от 5 июня 1995 года, подписанная заведующей архивным отделом администрации города Т.Кривоноговой. В ней говорится, что «Газета «Наше слово» являлась органом городского комитета КПСС и Североуральского городского совета народных депутатов. С сентября 1991 года в связи с приостановлением деятельности коммунистической партии СССР газета стала органом Североуральского городского Совета народных депутатов, который и стал ее учредителем».

Времени после тех событий прошло достаточно, так что теперь можно смело всем рассказать, что «Правда Севера» еще более года после этого продолжала иметь двух учредителей. Другой вопрос – как это удалось сделать?

Примерно через месяц после сессии горсовета был утвержден Закон СССР «О печати и средствах массовой информации», который вступал в силу с 1 августа. Просьба не путать с ныне действующим аналогичным Законом Российской Федерации. Вообще-то до этого дня в Советском Союзе не существовало нормативного акта, который бы регулировал отношения между всеми так или иначе задействованными в выпуске газеты участниками. Поэтому идеологический отдел горкома мог смело вмешиваться в деятельность газеты и редактировать материалы.

Новый закон предписывал всем газетам пройти обязательную регистрацию, так что лучшего случая для переименования просто не было. Ю.Сысуев выступил с редакционной статьей, в которой отметил, что часть читателей (конкретные имена не назывались) высказывается за изменение названия газеты. Слов о том, что «Правда Севера» будто бы коммунистическое название, он не говорил, однако такое мнение в воздухе витало и часто приводилось на всех уровнях. События двух последних пленумом говорили сами за себя. Доводом также послужило и то, что несколько газет с таким названием имелись в других регионах Советского Союза. Работа по поиску нового названия газеты началась.

Надо отметить, что жители города отнеслись к переименованию газеты с пониманием и одобрением. По крайней мере, открытых призывов оставить старое название не было. Практически весь сентябрь в редакцию поступали отклики с новыми предложениями. Очень много было сочетаний со словом «уральский» – «Уральский север», «Уральская глубинка», «Уралочка, «Уральский горизонт» и т.д. Были и другие «географические» – «Таежная даль», «Северный родник», «Красная шапочка», «Серебряный меридиан» и т.д. Отдавалась дань и информационному направлению – «Весть Ваграна», «Вестник уральского Севера», «Верный путь», «Горная весть».

Всего за месяц с небольшим поступило 193 варианта нового названия более чем от 250 читателей. Все они были обсуждены на заседании президиума городского Совета, который и отобрал пять наиболее приемлемых, – это «Наше слово», «Пульс», «Северный вестник», «Пульс Севера» и «В нашем доме». В последнем перед принятием окончательного решения номере от редакции был предложен и вариант «Народная трибуна». Это аргументировалось тем, что данное словосочетание наиболее точно выражает смысл и назначение городской газеты. Надо отметить, что данное название, как и ныне действующее, было предложено сотрудниками редакции.

После этого была встреча сотрудников редакции и членов президиума горсовета, основная цель которой заключалась в том, чтобы отговорить журналистов от названия «Народная трибуна». Тут надо сделать некоторое отступление и рассказать, что в то время в городе существовала общественная организация с таким наименованием. Руководили ею С.Олифир и А.Подъельский. В период, когда коммунистическая партия стремительно теряла авторитет и влияние на умы сограждан, создающийся идейный и духовный вакуум заполняла эта новая организация. Справедливости ради надо отметить, что помимо «Трибуны» в городе действовали забастовочный комитет, рабочие комитеты и советы трудовых коллективов на предприятиях, но «НТ» работала более активно и принимала участие во всех значимых событиях, часто даже организовывала их. Благодаря моему скромному участию, все действия этой общественной организации отражалась на страницах «Правды Севера».

Поэтому «Народная трибуна» была головной болью не только горкома КПСС, которому осталось жить один год, но и руководителей горсовета. Допустить такое название газеты означало большой проигрыш во влиянии на город. Поэтому встреча была трудной и продолжительной, но в результате административный ресурс победил. На вторую сессию городского совета, которая состоялась в октябре 1990 года, был вынесен только один вариант названия – «Наше слово». Замечу, что горсовет тогдашнего созыва уделил две первых сессии именно нашей газете, что само по себе говорит о немалом внимание депутатов к нашему изданию. А кто именно предложил это название, ни один из тогда работавших в редакции журналистов вспомнить не смог. Имя первооткрывателя как-то затерялось в веках.

Газета с названием «Правда Севера» выходила до конца декабря, а с января 1991 года титульный лист украсило новое имя. Сейчас, вспоминая и переоценивая те события, думаю, что все же старое название было вполне нормальным, но что сделано – то сделано…

А тогда наступил 1991 год, который в январе принес нам «павловскую» реформу, когда разом из обращения изъяли 50- и 100-рублевые купюры. А чуть позже началась так называемая «либерализация» цен и прочая шоковая терапия. Страна продолжала жить весело и разнообразно.

Михаил КУЛЕШОВ.