ВЫСОТИНКА. В Баяновку

В истории Высотинки 30-х годов есть страница, памятная очень многим. Связана она с перестройкой работы в леспромхозе. В 1936 году малые поселки начали укрупнять. Техника в основном была в Баяновке, и этот участок был механизирован: была шпалорезка, лес подвозили на тракторах, были и два механических колуна, где работали по 12 человек на каждом. Многие жители Высотинки были переведены в Баяновку.

Для них там выстроили семь бараков, в каждом поселили по шесть семей. По воспоминаниям старожилов эти бараки были настоящими клоповниками. Борьба с клопами стала неотъемлемой частью жизни переселенцев на новом месте. Например, кровати мазали керосином, но это мало помогало. Выселяли жильцов на улицу, а в домах жгли “минеральную серу” – травили клопов. Но они множились и множились. По воспоминаниям Евдокии Максимовны Гуковой, более всего клопов было в лесных бараках, где люди жили и работали неделями до выходного. Там на ночь одевали рукавицы; чтобы клопы не “съедали руки”.

Бараки, в которые были поселены жители Высотинки в 1936 году: Быкова – Калужина Валентина Ивановна с детьми Юрием и Людмилой, Матусяк – Калужина Капитолина Ивановна с детьми Верой и Сашей.

Жили голодно. Работали по 16-18 часов. Никто не заставлял так работать, но с работы не уходили,  не выполнив норму. Можно представить, какие это были нормы, если для их выполнения не хватало обычного рабочего дня. Поначалу никакой спецодежды не получали, обуви тоже не выдавали, поэтому многие работали в лаптях. Случалось, к концу долгого рабочего дня лапти разваливались, и домой люди возвращались в портянках. И вот в таких условиях переселенцы проявляли удивительную порядочность в своем отношении к труду. Случалось, бригаде не удавалось выполнить задание, до нормы не хватало нескольких кубов. При беглом осмотре этого можно было и не заметить. Однако старший в бригаде непременно докладывал начальству, сколько именно кубов древесины не хватает до нормы, и называл срок, когда отставание будет ликвидировано. И этому можно было верить без всяких обмеров сделанного.

На работе в лесу, бывало, травмировались, но на травмы чаще всего не обращали внимания. Валентина Ивановна Быкова вспоминает, как ее отец на работе повредил глаз. В медпункт его не отпустили, проработал до конца рабочего дня. Закончилось тем, что он вынужден был поехать в Свердловск на операцию и остался без глаза.

Комендантом в Баяновке в то время был Савиных. Многие запомнили его как человека жесткого, порой жестокого: без справки никого и никуда не отпускал, за невыполнение нормы и другие “проступки” строго наказывал.

В 1936 году начали давать спецодежду тем, кто хорошо работал. Обычно это была фуфайка (телогрейка). Появились свои ударники, стахановцы, потом “тысячники” – те, кто за смену выполнял норму на тысячу процентов. Например, Евдокию Максимовну Гукову отправляли на слет стахановцев в Надеждинск (Серов).

Калужин Иван Фролович с внуками в Баяновке.

Жизнь на новом месте понемногу налаживалась, хоть и давалось это каторжным трудом. Стали разрабатывать огороды, после работы корчевали пни. Уставали смертельно: приходили домой, падали на пол, не раздеваясь, и тут же засыпали. Однако на огородах уже в 1936 году посадили картошку. Труднее было с покосами. Они оставались на Высотинке, и несколько лет приходилось пешком ходить туда на сенокос. Потом начали расчищать покосы и в Баяновке.

Жили в бараках хоть и очень трудно, но дружно. Друг другу помогали. Жизнь каждого была на виду. Вместе ходили за ягодами, заготовляли веники, сучки, дрова. Лошадей, а тем более машин, не было, сено носили мешками или везли на себе в санях.

Школа на Высотинке закрылась, и учителя – Иван Никанорович Кузнецов с женой – тоже переехали в Баяновку. Здесь была четырехлетка. В пятый класс дети уже ходили в Покровскую школу. Там было общежитие, где в сильные морозы можно было остаться на ночь. Вскоре в Баяновке и клуб построили.

Валентина Ивановна Быкова (Калужина), рассказавшая о своей жизни в Баяновке, заканчивала покровскую школу. В 1940 году, как и многие, она получила временную справку (на три месяца), при всякой отлучке из дома должна была отмечаться в комендатуре. Потом ей выдали паспорт, и она смогла поехать в Серов, чтобы поступить в педучилище. Но началась война, учебу пришлось бросить. В 1941-42 годах работала в Баяновке счетоводом. Потом по настоянию отца вернулась в Серов и в 1945-м окончила педучилище. Направили ее в Североуральск. Здесь, в школе № 1, она проработала до пенсии. Очень многие помнят ее как чуткую, отзывчивую и очень внимательную к детям учительницу.

Кто же переехал в Баяновку с Высотинки? Вот список, составленный по воспоминаниям В.Быковой, Е.Цупиковой и Е.Помазовой.

Первый барак: Одринские, Молотковы – Сергей и Таня, Арнаутова Мария Михайловна с дочерью Ниной, Терехов Сергей Иванович с семьей.

Второй барак: Мажаев Владимир Михайлович с женой Пашей Ратниковой, Стрих Мария, Оксана, Галя (родители умерли), Каспер Андрей и Сара, Гуковы – дед Максим, Иван и Шура с сыновьями, Бекалов Максим Васильевич с семьей, Марченко Дмитрий Афанасьевич с семьей, Удовик.

Третий барак: Меньшикова Татьяна с семьей, Чернявские Александр, Николай и Виктор (Виктор Константинович, 1923 года рождения, был призван в армию в 1942 году, служил шофером в 56 мотострелковой бригаде, погиб 27 декабря 1944 года в Венгрии. Занесен в городскую Книгу памяти), Чмелева Наталья с детьми – Фросей, Зиной и Григорием, Помазов Евгений Иванович с семьей, Копанев, Росовуев Семен.

Четвертый барак: Моргунов Леонид с семьей, Балабко, Ягодин.

Пятый барак: Светловские Григорий и Феодосия с сыновьями – Гришей, Николаем, Леонидом, Виктором и Павлом, Лагутеев Николай, Одринская Настя.

Шестой барак: Бетехтины, Мигда Михаил, Сапура Агафья, Куликовы – Иван, Антон и Федор, Передельские.

Седьмой барак: Воскобойниковы -Афанас и Клавдия, Цупиков Андрей, Нехаев Тихон, Герасимец, Бузницкие.

Поскольку память человеческая не очень надежная, то и список получился неполными, возможно, неточным. Может быть, кто-то из читателей его уточнит. Большинство высотинцев надолго, а кое-кто и навсегда, остались жить и работать в Баяновке. Так судьбы человеческие тесно переплели историю двух наших поселков. Но история Высотинки на этом не кончилась.

Окончание следует…

Добавить комментарий

Ваш адрес электронной почты не будет опубликован.

*