Наша «Чайка» против чужого «Нимица»

В этот день в 1906 году вышел указ «О классификации военных судов российского императорского флота». Именно этим документом были созданы подводные силы Балтийского моря с базированием первого соединения подводных лодок в военно-морской базе Либава (Латвия).

Император Николай II «высочайше повелеть соизволил» включить в классификацию «посыльные суда» и «подводные лодки». В тексте указа были перечислены 20 названий построенных к тому времени субмарин.

Приказом по Морскому ведомству России подводные лодки были объявлены самостоятельным классом кораблей флота. Их называли «потаенными судами».

А в 1958 году в строй военно-морских сил вступила первая атомная подводная лодка «Ленинский комсомол». Так что самой грозной силе Советского Союза в этом году исполняется определенный юбилей. А в 1983 году был совершен кругосветный поход целого дивизиона атомных подводных лодок Северного флота.

У нас в городе также есть люди, которым выпало служить на подводных лодках. Один из них – друг нашей редакции Влад Адашев, который чуть позже служил на базе в Западной Лице. Эта часть Мурманской области изрыта многочисленными заливами и фьордами, что и позволило разместить здесь пункты, в которых базируется наш Северный флот.

Недалеко от Западной Лицы находится Видяево, из которого когда-то вышел на учения печально известный «Курск», а еще чуть в стороне Гаджиево, названное по имени легендарного командира дивизиона подводных лодок и Героя Советского Союза. Влад попал на лодку «Чайка» проекта К-670. По сравнению с «Курском» она не так велика, но залп могла дать солидный. Предназначался такой подводный корабль для борьбы с наводными целями, теми же авианосцами и был оснащен крылатыми ракетами. Всего в советское время было построено одиннадцать таких лодок. Жаль, что их участь незавидна – все они были распилены и отправлены в металлолом в лихие 90-е годы, хотя находились еще в отличном состоянии.

В Западную Лицу Влад попросился специально, чтобы служить в самых боевых и боеспособных войсках – элите военно-морского флота. На этой базе испытывалось все самое новое вооружение, которое потом поступало на другие флота и базы.

– Если я одел морскую форму, я хочу быть среди самых лучших, а не прозябать на базе, – вспоминает он.

Ему пришлось участвовать в дальнем походе в Средиземное море, который длился 76 суток. Нырнули в Баренцевом море, обогнули всю Европу, выполнили боевую задачу в Средиземном и всплыли только по возвращению. Даже на месте прибытия не поднимались на поверхность, чтобы 6-й американский флот ничего не заметил. Хотя простые матросы о своем посещении далекого моря ничего не знали, им рассказали об этом только спустя два с лишним месяца на родной базе. Конечно, на подлодке они ни с кем и не могли поделиться военными секретами, но таковы правила игры.

Там, в далеком море, они отслеживали передвижения американского авианосца «Нимиц». Он был потенциальной целью для нашей «Чайки». Несмотря на солидную разницу в размерах (333 «их» длины против наших 95 метров) и количестве военнослужащих, никто на штатовскую железяку и гроша бы ломаного не поставил. Из-за её размеров американцы называли эту одну из самых небольших подлодок «Маленький Чарли». Зато такая «крошка» могла незаметно подобраться к любой авианосной группе и нанести сокрушительный удар. Не зря же ее называли «убийцей авианосцев».

Там же в Средиземном море на глубине 200 метров пришлось встретить Новый год. С этим праздником у Влада есть определенные воспоминания,  так как перед походом они сфотографировались на фоне украшенной елочки еще в начале декабря. Эти фотографии позже отправили родным, когда самих моряков на базе уже не было. Зато родители были спокойны – у сына все хорошо и тоже праздник, как у всех людей.

Кстати, Новый год «Нимиц» ушел отмечать в Италию, а наша «Чайка» караулила его на выходе в определенный квадрат.

Потом нашу подлодку каким-то образом обнаружили, и за ней начала следить французская лодка, а за французами шла наша лодка с Черноморского флота. Такая «игра» со слежкой и преследованием шла постоянно. Хотя наши ребята всегда были на высоте. Были несколько случаев, когда наши лодки по месяцу лежали на дне возле Флориды, а затем уходили незамеченными. Но наблюдение не прекращалось, потому что на ее место приходила другая. То же самое происходило (и, наверное, происходит до сих пор) в Гудзоновом заливе. Время подлета наших ракет, выпущенных из-под воды, до любой цели в Северной Америке измеряется буквально секундами. Кстати, сейчас на вооружении в российском флоте находится 13 атомных лодок с баллистическими ракетами и 9 лодок с крылатыми ракетами. Есть еще многоцелевые, спецназначения и дизельные, всего 72 штуки.

В Советском Союзе было 83 ракетных многоцелевых, 115 стратегических и 284 дизельных, то есть почти 500 штук, но большинство из них отправили на переплавку в начале 90-х годов. Сейчас подводный флот России начинает оправляться и приходить в себя. И на вооружении находятся несколько самых больших лодок проектов «Акула» и «Борей», которые в автономке могут находиться по полгода. Многие помнят, что осенью прошлого года из эллинга был выведен подводный крейсер «Князь Владимир».

И это при том, что в море, как оказывается, путей не так много, они изведаны и промеряны. Были случаи, что лодки просто сталкивались под водой.

Западная Лица являлась основной базой наших атомных подводных лодок. Для секретности пирсы и субмарины накрывалась маскировочной сетью огромных размеров. Служить в суровых северных условиях было не просто.

 – Многие подводники рассказывают, что им давали вино. У вас такое было? – интересуюсь я.

– Да, в походах. Дело в том, что длительное время приходилось дышать искусственным воздухом. Он совершенно не такой, как на обычной улице. Однажды я по возвращении на базу вышел на палубу и буквально захмелел от свежего воздуха. А вино помогало разогнать кровь и немного поднять настроение.

– А как же быть тем, кто курит?

– Курить в подлодке нельзя, потому что от любого дымка могла сработать сигнализация. А пожар под водой – это гиблое дело. Так что курящие ребята старались накуриться перед походом, а потом все равно все воздерживались.

Не все, конечно, благодаря этому избавлялись от пагубных привычек, но положительное влияние такие условия оказывали. Поэтому подводники и после демобилизации отмечаются своим характером.

Михаил КУЛЕШОВ.

Добавить комментарий

Ваш адрес электронной почты не будет опубликован.

*