К чему приведут санкции?

Депутат думы СГО, директор Центра содействия развитию образования, кандидат экономических наук Александр Копылов.

РУСАЛ продолжает оставаться под санкциями США, которые вступят в силу 23 октября 2018 года. Как это может отразиться на жизни Североуральска и России в целом? С этими вопросами мы обратились к депутату думы СГО, директору Центра содействия развитию образования, кандидату экономических наук Александру Копылову. Политическая игра   

– Я думаю, что это, скорее всего, политическая игра США, – считает наш эксперт. – Трамп уже показал всю свою непредсказуемость. Скорее всего, он набирает козыри для предстоящей встречи лидеров США и России. Трамп создает для себя некое преимущество для разговора с нашим Президентом. Он даже может предложить смягчить санкции или вовсе их отменить, но за определенные уступки, которые намеривается озвучить позже. Видимо, Трамп хочет, чтобы Россия уступила свои принципиальные позиции. 

С другой стороны введение санкций против крупнейшей алюминиевой компании – это попытка расшатать экономику России. Безусловно, последствия отразятся на десятках предприятий и сотнях тысяч их работников. Под действия санкций попадут европейские партнеры, целые отрасли, которым необходим алюминий. Америка, таким образом, расчищает себе поле для торгов и получения сверхприбылей. А если прибавить к этому желание подмять под себя энергетику Старого Света, навязав ему свой сланцевый газ, то геополитическое противостояние Америки и России становится более чем понятным.

 Рассмотрим следующую ситуацию: в октябре 2018 года санкции все же вступили в силу, – размышляет эксперт. – Акции РУСАЛа уже проданы, договоры с партнерами расторгнуты, новые поставки алюминия под запретом, стартовали необратимые процессы экономики. В этих условиях можно констатировать экономическую смерть отечественной алюминиевой отрасли.

Ловушка или шанс?

В Советском Союзе 80% алюминия перерабатывалось внутри страны, 20% шло на экспорт. Сегодня наоборот, – продолжает Александр Копылов. –Мы не готовы переработать у себя весь производимый в России алюминий. Международная интеграция нам приготовила ловушку, в которую мы попали. РУСАЛ – это монополист по производству и сбыту. Наверное, нужно было раньше строить перерабатывающие производства, причем с производственными мощностями, которые в случае такого риска позволили бы принять на себя удар.

Здесь уместно вспомнить Китай. 1989 год, июнь, расстрел студентов, США и партнеры вводят санкции, в основном, по оружию, но тем не менее. Для Китая наступило время «ч», когда за считанные годы экономика страны перестроилась на мышление «мы без вас в будущем будем круче вас». За последние 20 лет Китай показывал двузначные цифры роста ВВП. В итоге США сегодня – крупнейший должник Китая. Там золотовалютных запасов под четыре  триллиона. Если бы мы вынесли урок из этого исторического факта, то, наверное, у России появился бы шанс.

Кто пострадает?

Если рассматривать ситуацию через призму РУСАЛа и городов его присутствия, то первыми пострадают от санкций алюминщики, считает эксперт. СУБР стоит в начале технологической цепочки, по инерции он ощутит на себе удар последним. Специалисты Объединенной компании используют отведенное до октября время, чтобы смягчить действие санкционного «катка» на регионы: производят расчеты, сколько можно работать на склад, ищут новые рынки сбыта продукции, прорабатывают возможности создания предприятий, выпускающих конечную продукцию. Безусловно, здесь необходима государственная поддержка, так как санкции в отношении РУСАЛа это не только проблема его предприятий, но и городов присутствия Компании, которые могут остаться без налоговой подпитки своих градообразующих производств, каким является СУБР в Североуральске.

– Если снижение объемов добычи боксита все же случится, то, конечно, оно повлечет сокращение работников. НДФЛ нашего городского бюджета составляет 42%, а налоги от предприятий объединенной компании РУСАЛ, находящихся на территории СГО составляют 43,7%, – говорит эксперт. – Если СУБР выделить, то это 34%. Возьмем 2017 год. Собрано 120 млн 984 тыс. рублей НДФЛ, из которых СУБР – 93 млн. рублей. Даже при оптимистичном прогнозе, если произойдет снижение даже на 30%, то из городского бюджета сразу автоматически выпадет 40 млн. рублей. Все! Можно забыть о муниципальных программах, благоустройстве, дорогах и так далее. Рассчитывать на то, что эти выпадающие доходы область одномоментно восполнит, не стоит: надо понимать, что у области свои 84 муниципалитета, свои программы и расходы. Я даже не хочу усугублять другую тему – это те процессы, которые возникнут при увеличении безработных и оттоке населения с территории.

Что же делать?

Александр Копылов рассказал, что в настоящее время в администрации города созданы группы по разработке проекта социально-экономического развития округа до 2030 года. В проекте два сценария – целевой и консервативный. Если ситуация с санкциями не изменится, необходимо проработать антисанкционный сценарий, подкрепленный бюджетом выживания. Не лишним будет форсировать внедрение программы развития видов деятельности, которые на период рецессии, а продлится он даже по самым оптимистичным прогнозам до пяти лет, станут локомотивом развития Североуральска. Самыми главными направлениями работы должны стать создание приемлемых условий для бизнеса и повышение инвестиционной привлекательности округа, считает депутат. 

Интервью взяла Юлия РОДЧЕНКО. Фото автора.

Добавить комментарий

Ваш адрес электронной почты не будет опубликован.

*